Валерий Леонтьев
 
 

Пресса

2011-10-24
О ДЕЛЬФИНАХ

Накануне 19 марта 2008 года, дня рождения Валерия Леонтьева, «Комсомолка» разыскала в Луганске подругу легендарного певца Людмилу Пономарёву.
Каким бы напряжённым ни оказался гастрольный график артиста, всякий раз, приезжая в Луганск, бывший солист Ворошиловградской филармонии находит время для встречи с Людмилой Васильевной. С поп-звездой исполнительницу русских и цыганских романсов, бывшую вокалистку джаз-оркестра «Современник» Анатолия Кролла и артистку Московского мюзик-холла связывают многолетние тёплые отношения.
– Знаете, я благодарю Бога, что у меня есть такой друг, - признаётся Пономарёва. – Что бы ни случилось, где он ни выступал – в Украине, в России или за океаном, Валера всегда придёт на помощь.
– Недаром говорят, что цыган цыгана в беде не бросит.
– Простите, не поняла?
– Ну, как же: вы цыганка, и у Валерия Яковлевича, по слухам, тоже цыганские корни.
– Нет, Валерочка русский. Но я понимаю, о чём вы. Многие судят о нём по сценическим образам, и судят неверно. Он очень мягкий, очень добрый, очень скромный человек. Вы когда-нибудь слышали, чтобы Леонтьев сказал о себе: «Я звезда»? Вон сколько их сейчас штампуют на «Фабрике»!.. А кто они по сравнению с ним?
– Но откуда же у него такой по-настоящему цыганский кураж?
– Просто он отчаянный. Невероятно жизнелюбивый. Ему всё интересно.
…Хотите, расскажу, как на меня напал дельфин? В начале 80-х мы с мужем решили съездить к морю. Собирались в Ялту, но Валера, не терпящий шума и толпы, уговорил нас отправиться к Азовскому морю, на косу. В общем, прибыли на место. Какой-то закрытый, охраняемый район. Въезд только по спецпропускам. Кругом ни души. Решила я поплавать на надувном матрасе и уснула. И тут подо мной вдруг забурлила вода, и что-то начало подбрасывать меня вверх вместе с матрасом. Я увидела чёрный плавник – и ужаснулась! Первая мысль: «Акула!» Но откуда они в Азовском море? Оказывается, дельфин. Как он меня подбрасывал!.. Сейчас уже понимаю, что он просто играл, а тогда сделалось жутко страшно. Орала как резаная.
Муж носится по берегу, но помочь не может: плавать не умеет. И тут краем глаза замечаю, что по берегу мчится Валера. Стройный, загорелый, волосы по ветру развеваются. Бросается в воду – и ко мне. Про себя думаю: «Вот он, мой спаситель!» А он подплывает, вырывает матрас – и вдогонку за дельфином! Я была в шоке. Кое-как выбралась на берег…
Спустя время появляется разочарованный Валера: «Ну вот, «включила сирену». Всех дельфинов в море перепугала». Оказывается, он всю жизнь мечтал поиграть с ними.
– Я знаю, что вы не пропускаете ни единого концерта Леонтьева в Луганске. Правда?
– Да. Вот и 7 апреля Валерочка снова приедет в Луганск. Жду этого дня с нетерпением.

Из личного дела
Людмила Васильевна Пономарёва родилась в Ташкенте в семье знаменитых цыганских артистов Василия Пономарёва и Ляли Червонной. Выпускница Всероссийской театральной мастерской эстрадного искусства.
Вокалистка джаз-оркестра «Современник» Анатолия Кролла. Солистка вокально-инструментальных ансамблей «Лейся, песня!», «Коробейники», группы «Эхо». Артистка Московского мюзик-холла. Известная исполнительница русских и цыганских романсов. Дипломант Московского фестиваля молодёжи и студентов. Последние годы живёт и работает в Луганске.



Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
Не проси об этом счастье, отравляющем миры,
Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое это скрипка,
Что такое тёмный ужас начинателя игры!

Тот, кто взял её однажды в повелительные руки,
У того исчез навеки безмятежный свет очей.
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешеные волки по дороге скрипачей.

Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам,
Вечно должен биться, виться обезумевший смычок,
И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном,
И когда пылает запад, и когда горит восток.

Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервётся пенье,
И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть.
Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленье
В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.

Ты поймёшь тогда, как злобно насмеялось всё, что пело,
В очи глянет запоздалый, но властительный испуг,
И тоскливый смертный холод обовьёт, как тканью, тело,
И невеста зарыдает, и задумается вдруг.

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ!
Но я вижу – ты смеёшься, эти взоры – два луча.
На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ
И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!


2011-10-20
«ПЕРЕЖИТКИ СССР – ЭТО НАДОЛГО…»

«Глядя на наших глав государств, я больше не испытываю чувства неловкости, как раньше. Более того, сегодня я ещё больший патриот, чем 10 лет назад», - поделился с «АиФ» Валерий Леонтьев, которому 19 марта 2009г. исполняется 60 лет.
– Валерий Яковлевич, несмотря на весну, народ по вполне понятным причинам пребывает в лёгкой депрессии. Как бы вы посоветовали людям выходить из этого состояния?
– Я бы посоветовал как можно меньше смотреть новости и аналитические программы. Телевизионщики считают своим долгом запугать зрителя кризисом. В итоге даже те, кого вся эта финансовая свистопляска не коснулась, бегут на всякий случай запасаться солью и спичками. Это очень по-русски! Я и сам, видимо, скоро уже побегу покупать мешок крупы про запас. (Смеётся.) Ну а если серьёзно, нам всем надо не поддаваться панике и запастись терпением. Я уверен, светлая полоса в судьбе нашей страны не за горами. Жизнь ведь, как известно, напоминает зебру…
– Вы немало гастролируете по провинциальным городкам, видите их жителей на своих концертах…
– Не буду лукавить: жизнь, которой живут миллионы россиян, я вижу в основном из окна машины и гостиничных номеров. Но и этого порой достаточно, чтобы сделать определённые выводы. Да, витрины магазинов стали поинтереснее, кое-где в гостиницах сделали ремонт. Но кардинально в лучшую сторону жизнь людей на периферии не изменилась. Те прогрессивные изменения, которые всё же можно наблюдать в больших городах, до окраин нашей необъятной страны доходят едва ощутимыми волнами. По сути, Россия до сих пор живёт пережитками советского прошлого с его бюрократическими проволочками, очередями в жэках и прочих конторах и инстанциях. Много этих пережитков!..
Самый безобидный, который меня порой веселит, - вахтёрши на каждом этаже гостиницы, зорко следящие днём и ночью, кто к кому и зачем пришёл. А ещё они решают, пускать ли тебя в отель, если ты вдруг пропуск забыл. И проверяют, не вынес ли чего ценного из номера.
– Эстраду, кино, телевидение и прочие сферы масскульта часто обвиняют в том, что они превратились в тупую развлекаловку и оболванивают народ. Одни при этом считают, что виноваты те, которые эту «жвачку» навязывает, другие утверждают, что виноват сам потребитель, который создаёт спрос. Что вы думаете по этому поводу?
– В физике есть понятие «диффузия металла»: если две пластинки из разных металлов сильно сжать друг с другом, со временем одна непременно проникнет в другую. То же самое происходит и с массовой культурой. Носители масскульта предлагают публике некий продукт. Публика его принимает и требует ещё. Поэтому зрителю, слушателю и дают то, что он уже употребил и просит вновь. Получается замкнутый круг. Такой же, как, например, в отношениях между курильщиками и табачными компаниями. Но я уверен: наступит момент, когда потребитель масскульта захочет вести «здоровый образ жизни» и затребует продукт качественный, талантливый, интеллектуальный. Сейчас, возможно, это ему не нужно. Развлекаловка, пусть даже не самого лучшего качества, может быть, является сегодня неким обезболивающем для общества.
– Вы достаточно много времени проводите в Америке. Пребывание в Штатах как-то повлияло на ваш менталитет?
– Для меня Америка, а точнее Флорида, была и остаётся местом отдыха – не более того. Там я могу свободно погулять, пошататься по кафешкам. Но, находясь в Америке, ощущаю себя русским человеком, гражданином России – страны, за судьбу которой переживаю. Более того, я вдруг ощутил, что в последние годы чувство патриотизма в моей душе стало сильнее, острее! Мне, например, чрезвычайно приятно видеть, как Путин на международных встречах ведёт своё выступление на немецком языке. Приятно видеть, как на вопрос на английском языке Медведев уверенно, умно и смело отвечает по-английски. И всё это – безо всяких бумажек, без оглядок на референтов. Если в 80-90-х годах, глядя на наших глав государства, мы испытывали чаще всего чувство неудобства, то сегодня появилось ощущение гордости. Конечно, претензий к правительству у народа ещё предостаточно. Но, наверное, такие претензии есть у населения любой страны…
– По вашим наблюдениям, в чём главное отличие американского жизнеустройства от российского?
– В степени уверенности в завтрашнем дне. Рядовой американец (по крайней мере, так было до кризиса) планирует свою жизнь на много лет вперёд. Он достаточно точно представляет, когда заведёт семью, купит дом и куда поедет отдыхать, выйдя на пенсию. Он знает, что в случае непредвиденных обстоятельств о нём позаботятся. Мы же все живём в разной степени брошенными на произвол судьбы. Это положение отягощается ещё и тем, что мы никак не научимся заботиться сами о себе. Упование на русское авось по-прежнему очень сильно в нашем сознании. Но я знаю, что нынешнее поколение 20-летних уже несколько иначе относится к жизни. Молодёжь пытается смотреть вперёд, ставит цели и понимает всю ценность образования. То есть переход сознания на другие рельсы начался и у нас, что вселяет некий оптимизм.
Ещё одно очень характерное отличие американского жизнеустройства от российского – положение детей и стариков. В Штатах эти категории граждан всегда находятся в привилегированном положении. Например, по собственному опыту знаю, что там днём с 13.30 до 15.30 районы, где расположены школы, лучше объезжать стороной. В это время заканчиваются занятия, и улицы оказываются наводнены нарядами полиции, школьными автобусами с мигалками…
Там принимаются все возможные меры, чтобы с ребёнком по дороге домой ничего не случилось. Детство в Америке охраняется настолько сильно, настолько возведено в культ, что порой, если честно, это даже раздражает. (Смеётся.)
Старикам в Штатах тоже грех жаловаться, причём не только американским. Мать моей приятельницы, всю жизнь прожившая в России, на старости лет в рамках регулярной акции правительства США вдруг выиграла вид на жительство. Представляете, не проработав в Штатах ни одного дня, она получила от властей квартиру, достойную пенсию, медицинское обслуживание… Да что там говорить: её два раза в месяц возят в казино играть за счёт государства! У них так положено!
Я сейчас ни в коем случае не пытаюсь возвеличить Америку. Просто говорю о том, что обидная незащищённость наших стариков и детей – вовсе не норма. Штаты – пример того, что бывает по-другому.
– Алла Борисовна накануне своего 60-летия заявила, что покидает сцену. А вы задумывались о сроках завершения своей сценической деятельности?
– Какой жёсткий вопрос. (Задумывается.) Отношения артиста с публикой мне напоминают отношения любовников в том смысле, что они редко расстаются по-хорошему. Как правило, зритель бросает исполнителя. Чрезвычайно редко случается наоборот: когда артист покидает подмостки, будучи востребованным и любимым. Сцена – это больше чем профессия, поэтому добровольно расстаться с ней в нужный момент по силам далеко не каждому. По силам ли это мне? Пока не знаю… По моим ощущениям, сегодня публика мне ещё верна…
– Глядя на вас, на вашу работоспособность, напрашивается вопрос: а вы уверены, что вам 60 исполняется?
– (Хохочет.) Если честно, цифра 60 никак не вяжется с моим мироощущением. Я всех и по-хорошему, и по-плохому прошу: напишите, что мне исполняется три раза по 20 или два раза по 30. Мне так легче будет пережить день рождения, на котором в этом году висит ненавистное мне понятие «юбилей».




Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.




Когда в морском пути тоска грызёт матросов,
Они, досужий час желая скоротать,
Беспечных ловят птиц, огромных альбатросов,
Которые суда так любят провожать.

И вот, когда царя любимого лазури
На палубе кладут, он снежных два крыла,
Умевших так легко парить навстречу бури,
Застенчиво влачит, как два больших весла.

Быстрейший из гонцов, как грузно он ступает!
Краса воздушных стран, как стал он вдруг смешон!
Дразня, тот в клюв ему табачный дым пускает,
Тот веселит толпу, хромая, как и он.

Поэт, вот образ твой! Ты даже без усилья
Летаешь в облаках, средь молний и громов,
Но исполинские тебе мешают крылья
Внизу ходить, в толпе, средь шиканья глупцов.




Долгий путь пройден,
За далёким облаком
Сяду отдохнуть.


«Осень пришла!» -
Шепчет холодный ветер
У окна спальни.


Срез спиленного
Ствола вековой сосны
Горит, как луна.


Для чайных кустов
Сборщица листа – словно
Ветер осени.


Новый год, а мне
Только осенняя грусть
Приходит на ум.


Язычок огня.
Проснёшься – погас, масло
Застыло в ночи.


Глядя на луну,
Жизнь прошёл легко, так и
Встречу Новый год.


2011-10-14
«РАНЬШЕ МНЕ ПИСАЛИ О ЛЮБВИ, А ТЕПЕРЬ ТОЛЬКО ДЕНЕГ ПРОСЯТ»

19 марта 1999 года Валерию Леонтьеву исполняется 50. Пять дней – с 17 по 23 марта – в ГКЦЗ «Россия» будут идти сольники Леонтьева. Об этом и многом другом Валерий Яковлевич рассказывает нашим читателям на «Прямой линии»

– Здравствуйте, это Томагонова Гуля из Йошкар-Олы. Для вас эти концерты – своеобразное подведение итогов? И правда ли, что вы устроите на свой 50-летний юбилей что-то необыкновенное? Действительно вы решили сделать что-то фантастическое?
– Подведение итогов? Нет, это не так. Знаете, в представлении многих итоги – это когда на сцене должна быть из досок сколочена цифра «50», вокруг венки, трясущегося юбиляра под руки выводят на сцену, сажают в кресло. Вокруг коллеги с цветами его поздравляют, поют и пляшут. А юбиляр сидит, желательно с капельницей, и хлопает в ладоши. Я просто сделал новое шоу, которое всегда делаю весной. Называется оно «Фотограф сновидений». Расхваливать новую программу не буду. Супер не супер. Придёте – увидите.
– А не трудно, извините, в 50 лет так прыгать на сцене? И что вы делаете, чтобы поддерживать себя в такой великолепной физической форме?
– Мой тренинг каждый день происходит на сцене. Чтобы так выглядеть, это нужно делать всю жизнь, и тогда не сможешь остановиться. Если бы я полежал полгода на диване, вкусно кушая и ничего не делая, наверное, я бы превратился в человека не 48-го размера, а 58-го.
– Валера, здравствуйте. Новосибирск, Наталья Борисова. Вы нам программу новую показали. Меня интересует: кому принадлежат идеи текста этой программы и каков ваш личный вклад в её создание?
– Малоизвестный – пока – композитор Владимир Евзеров принёс массу новых прекрасных песен на стихи людей, которые внесли огромный вклад в поэзию и в русскую, и в мировую в разные годы. Это Александр Блок, это Роберт Бёрнс, это Анна Ахматова, это Марина Цветаева.
– Такое впечатление, что они подбирались в одном ключе. Это ваш личный заказ?
– Я делаю шоу, которое называется «Фотограф сновидений». И поэтому большинство песен так или иначе касается темы сновидений. Я так собирал тексты.
– Когда выйдет ваш новый альбом?
– В середине марта, с песнями Игоря Крутого. Называется он «Канатный плясун».
– А новая программа «Фотограф сновидений» будет отличаться от предыдущих?
– Обязательно, какой же смысл их повторять? Весной снятся, наверное, особенные сны. Я уже не говорю о том, что большую часть жизни мы проводим во сне, там получаем самые разные впечатления. И я решил предложить свои самые разные весенние сны – страшилки, драматические, трагические, ироничные, эротичные.
– Добрый день. Узнаю знакомые нотки в голосе. Я ваша постоянная слушательница, Надежда Вячеславовна из Ставрополья. Как вы себя чувствуете накануне юбилея?
– Я спать хочу (жалобно).
– А как настроение?
– Настроение соответствующее. Очень много работы, не высыпаюсь. Сегодня спал часа три, весь день съёмки, а вечером на «Красной стреле» уезжаю в Санкт-Петербург.
– Что внутри вас – Бог или просто внутренний стержень? Что вас держит?
– Желание жить, быть.
– А в Бога верите?
– Я не думаю, что верю в конкретного седого дедушку, который сидит над тучками, смотрит на нас, проказников, и грозит нам пальцем, когда мы балуемся. Я верю в то, что когда-нибудь мы будем знать больше о себе и о той Вселенной, в которой мы живём.
– Я звоню из Брянска. Говорят, что вы собираетесь жить в США. Правда ли это?
– От вас впервые слышу.
– А у нас здесь слухи ходят такие.
– Слухи на то и есть, чтобы ходить.
– Здравствуйте, меня зовут Елена Симонова, из Питера. Я слышала, что какие-то девушки устраивали у окон вашего дома стриптиз. Это только слухи или нет?
– Да, однажды бегала девушка, очевидно, поклонница. Меня не было в тот момент дома, и она долго стучала в ворота. Потом, видимо, решила, что, если перебросит одежду через забор, я это увижу, пожалею и открою. Ведь это было зимой. И она это сделала. Так она и стояла у ворот синенькая. А соседи в это время думали, какой же Леонтьев жестокий – использовал девушку и голую на мороз выставил.
– Я ваш давний поклонник, меня зовут Слава, посёлок Солнечный. Очень много слухов ходит о вашем семейном положении. Скажите, а почему вы не женитесь?
– Почему же? Я был женат дважды, ха-ха-ха. Последний раз недолго, около двух лет.
– Вы как-то говорили, что к вам приходит множество писем. Скажите, в большей массе своей эти письма глупые?
– Я не думаю, что они глупые, потому что люди пишут о сокровенном. Но в последнее время всё чаще денег просят. Раньше больше о любви писали, теперь про деньги.
– Это вас беспокоит город Екатеринбург. Меня зовут Татьяна, учительница. Я хочу поздравить вас с наступающим днём рождения. Можно я задам вам детский вопрос? Как вы учились в школе?
– Я хорошо учился в школе, легко до старших классов. А потом пошли неприятности, связанные с точными науками – математикой, физикой, химией. Зато по гуманитарной части всё было нормально.
– Какой-то иностранный язык вы знаете?
– Я плохо знаю английский язык.
– И, по-моему, вы не пробовали петь на иностранных языках?
– Нет, приходилось. На хинди пел, на английском, на французском, на итальянском, на испанском. Я не помню, есть ли записи или нет, но в концертах точно пел.
– Вы сами не собираетесь писать музыку к своим песням?
– Я делал такие попытки, но вовремя остановился. Потому что понял, что мне лучше петь, чем сочинять.
– Спасибо большое. У меня недавно был день рождения, и я считаю, что разговор с вами – это самый главный подарок.
– Примите мои запоздалые поздравления.




Прекрасно в нас влюблённое вино,
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарёй
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать,
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем,
И, ничего не зная о любви,
Всё ж мучится таинственным желаньем.

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Ещё не появившиеся крылья, -

Так век за веком – скоро ли, Господь? –
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.




Мне снилась осень в полусвете стёкол,
Друзья и ты в их шутовской гурьбе,
И, как с небес добывший крови сокол,
Спускалось сердце на руку к тебе.



Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтобы ждать...


2011-10-09
ОТШЕЛЬНИК ПРИНИМАЕТ ГОСТЕЙ
Один день из жизни Валерия Леонтьева

В своём загородном доме в деревне Валентиновка Валерий Леонтьев, словно отшельник, надолго уединяется после гастролей и концертов и сутками никуда не выходит, никого не принимает. Но к визиту корреспондентов «СПИД-Инфо» он отнёсся весьма благосклонно – из уважения к читателям газеты…
На часах 8.30. Мы, честно говоря, не надеемся, что артист проснулся. Но нет – дверь открыл сам Валерий с садовыми ножницами в руках.
– А я тут с зеленью своей вожусь! – улыбнулся Леонтьев. – Вообще-то у меня есть садовник, который следит за этим круглый год. Но ведь и самому заниматься садом очень приятно!
– Все наши звёзды в основном «совы», а Вы, видимо, «жаворонок»?
– Знаете, «сова», «жаворонок» - всё так условно и зависит от обстоятельств. В ранней юности я работал подсобным рабочим на кирпичном заводе – сгружал кирпичи с конвейера, - так вставал в половине пятого утра. Сейчас же, когда очень устаю, могу проспать и до двенадцати. А когда во время президентского тура отработал 42 концерта, после этого несколько дней спал. Встану, съем что-нибудь – и опять сплю.
Наш маршрут лежит через сад.
– Собственно, сада как такового у меня нет, - говорит хозяин, - хотя вот там что-то растёт: яблони-груши. Когда два года назад здесь была студия и музыканты жили у меня, мы посадили грядки с луком, огурцами, морковкой и помидорами. Это было удобно: с грядки – прямо на стол! Потом студию демонтировали, и огород стал не нужен. Сам я люблю, чтобы была стриженая травка, зелёное поле, которое видно из окна. Впрочем, заговорился. Идёмте в дом.
Двухэтажный особняк артиста выполнен в европейском стиле: первый этаж – белый, второй – из красного кирпича. В прихожей нас встретил ещё один, увеличенный, Леонтьев – огромный портрет на стене.
– На самом деле это не портрет, а фотография, её покрыли лаком, вставили в раму, и «портрет» готов!
Гостиная артиста являла собой хаотическое зрелище: на полу грудами лежали кипы фотографий, кругом стояли коробки.
– Последние дни я сижу крючком – фотоархив разбираю, которому уже 25 лет. Несчастные фотографии! Они путешествовали вместе со мной из Сыктывкара в Горький, из Горького в Луганск, меняли московские квартиры, пока не построили этот дом… Всё мялось, терялось…
– Валерий, Вы так замкнуто живёте, общаетесь только с избранными, дом превратили в крепость, даже прозвище заработали – отшельник. Почему?
– Просто я так устроен… После концерта нуждаюсь в отдыхе, а не в обществе. Из дома могу не выходить неделями. Что же до круга общения… Понимаете, если человек мне неприятен, я предпочитаю просто с ним не общаться. Другие идут на какие-то компромиссы ради дела, я же предпочитаю вычёркивать его из своей жизни. У меня есть узкий круг друзей, я не тусовочный артист. Полежать на диване с хорошей книгой мне интереснее, чем съездить в ночной клуб.
– Судя по всему, отшельник любит обустраивать своё жилище.
– Это – отражение моего детства, когда я не знал постоянного дома. Ведь я даже родился в дороге. Отец мой, ветеринар, ездил по всему Крайнему Северу, специализировался на оленях. Шёл за оленями, мать за ним, я так и родился в пути. И меня приписали к ближайшему роддому в деревне Усть-Уса. Вся моя жизнь до 13 лет протекала в скитаниях из города в город…
А этот дом построен по моему собственному проекту, в нём есть всё, что мне надо. Особенно я горжусь своей сауной, бассейном (он маленький, не плавательный, а такой, в котором можно замёрзнуть после бани!) и тренажёрным залом.
– Проблем со строительством не было?
– Да вы что! Когда в конце 80-начале 90-х я начал строить дом, даже друзья предостерегали, говорили: накличешь беду на себя! Тогда ещё не было замков современных миллионеров. Сооружение было заметным для нашей Валентиновки. Дом изначально планировался как трёхэтажный, но когда пошли такие разговоры, я строительство третьего этажа остановил и сделал не полностью этаж, а только его часть. Зато там теперь у меня маленький кинотеатр…
Нашу беседу прерывает огромный чёрный дог, вихрем ворвавшийся в комнату и бросившийся к хозяину.
– А это мой Бакс, знакомьтесь.
– Хорошенькое имя для собаки!
– Не я его так назвал! Мне преподнесли его в Семипалатинске после концерта, в коробке из-под обуви. Я его сразу же окрестил Адамом и лёг спать. Просыпаюсь, а балерины из моей танцевальной группы его переименовали в Бакса. Так и пошло. Сейчас ему уже 3,5 года. Характер у него мирный, как и у меня. Спорим только из-за дивана – кто первый добежит смотреть кино.
Было около 12.00, вслед за Леонтьевым отправляемся в тренажёрный зал. Гребной станок, беговая дорожка, велосипеды, шведские стенки…
– Знаете, в 1988 году после постановки оперы «Джордано», написанной для меня Лорой Квинт, я просмотрел плёнку с записью – а я снимался там в ролях Джордано и Сатаны обнажённым – и понял: надо срочно что-то делать со своим телом.
И Леонтьев в подтверждение своих слов завращал педали тренажёра с бешеной скоростью.
– У меня кость тонкая, мяса лишнего не было, жира и подавно. А артисту всё-таки надо иметь «товарный» вид. Первое, чем я занялся по совету людей понимающих, - стал возить на гастроли эспандеры, потом гантели. Купил даже штангу весом в 90 кг, но её у меня стащили во Львове прямо с площадки…
– А где Вы так эффектно загорели?
– Везде, где было солнце. Кроме того, поддерживаю тонус кожи, её цвет в солярии, который вы видите.
14.00. После спортивных упражнений артист пригласил корреспондентов «С.-И.» отобедать с ним. Как оказалось, Валерий предпочитает рыбную кухню: нам подали омаров, тонкие ломтики красной рыбы, всевозможные рыбные салаты и рубиновое вино.
– Наверное, рыбную диету соблюдаете, как Лариса Долина?
– Да что вы, какие диеты! Просто рыбную кухню люблю больше, чем мясную. А вообще похудеть для меня гораздо легче, чем поправиться. Вешу я сейчас 70 кг плюс-минус 2-3 кг. Когда мне было 20 лет, я весил 62 кг и страшно комплексовал по этому поводу – хотел поправиться. Насиловал себя всевозможными булками, макаронами, ел больше хлеба, но ничего не помогало. А теперь вот мало-помалу 10 кг наросло…
– И всё же – такой большой дом и без хозяйки… Почему Вы упорно предпочитаете семье холостяцкий быт?
– Знаете, я ведь уже был женат несколько раз, и все эти опыты оканчивались неудачей. Видимо, для того, чтобы быть супругой артиста, надо иметь определённый характер. Смею заверить вас, да и всех читателей, которые мне сочувствуют: «Ах, бедный, как же он там один!» - у меня всё в полном порядке!
– А в дальнейшем создавать семью Вы не собираетесь?
– Пока нет, но кто знает, что мне взбредёт в голову в один прекрасный, а может быть, далеко даже не в прекрасный день?
– Как Вы относитесь к поклонницам?
– Спокойно. Расскажу трагикомический эпизод, имевший место в феврале этого года. Стояли страшные морозы. Мы подъехали к дому и увидели у ворот пожилую голую женщину, синюю от мороза. Она была в одних трусах и лифчике. Оказывается, она являлась моей страстной поклонницей, уже несколько месяцев приходила к дому и стучала, а потом решила, что если разденется и перебросит вещи через ворота, над ней сжалятся и впустят. Она это сделала, а дома, естественно, никого… В общем, когда мы приехали, она была уже посиневшая и еле говорила. Мы вернули ей вещи, она оделась и ушла. Но самое интересное – реакция соседей: все решили, что бабу использовали и раздетую выгнали на дорогу. После этого разговоры о моей жестокости долго ходили по Валентиновке…
16.00. Пообедав, Леонтьев отправился в гараж.
– Хочу съездить до первой торговой точки за блоком сигарет «Мальборо». А то осталась всего одна пачка.
В гараже артиста поджидал новёхонький «Линкольн-«Марк-8». Леонтьев рассказал нам, что эта машина у него уже третий год, сам он её почти не водит, есть шофёр. За баранку артист садится изредка, например, если дороги свободны и можно гнать во весь опор. Поэтому нам выпала редкая возможность понаблюдать Валерия в столь необычном для него качестве.
– Давно Вы курите?
– Уже 30 лет не могу избавиться от этой вредной привычки, причём курю именно «Мальборо». Пытался перейти на «Парламент» или на трубку – хлопотно. Однажды попробовал месяц не курить, так каждую ночь стало сниться, что курю. В конце концов не выдержал и закурил снова… И выпить при случае могу – ну не святой я!
– Кстати, о святости. Вы, по-моему, единственный человек на свете, которому после роли Сатаны предлагали сыграть Иисуса Христа.
– Да, роль Христа мне предлагал режиссёр Николай Мащенко, известный по фильму «Как закалялась сталь». Все ещё смеялись, как это Николай Александрович после Павки Корчагина за Иисуса берётся. А его интересовал именно процесс суда над Христом – фильм так и назывался «Иисус Христос. Суд». Я прошёл пробы и… потом очень долго думал, стоит ли… Представьте себе, что роль удалась. Актёр, сыгравший Христа, для всех становится сегодняшним его воплощением. Как после этого можно продолжать певческую карьеру мне, например? На Западе актёру, сыгравшему Христа в фильме «Иисус из Назарета», Ватикан специально заплатил 40 млн. долларов с условием, чтобы он до конца жизни нигде больше не снимался… Нет, мне таких условий не предлагали… И я, хотя и сожалел об этом, пришёл на ТВ и официально отказался от роли.
Поездка оказалась недолгой: купив сигарет, Леонтьев вместе с нами поспешил в своё надёжное убежище. Когда мы приехали, было уже около 19.00.
– Пред приходом гостей я очень люблю посещать сауну. Именно сауну, а не русскую баню с влажным паром.
Здесь у меня парятся Алла и Филипп, когда бывают в гостях. А также Игорь Крутой, Лариса Долина с мужем и многие другие. Филипп, правда, сауну не любит, а вот Алла почти такая же любительница бань, как и я. А зимой мы с ней отсюда прямо в сугроб прыгали – оба любим сильные ощущения. Один раз Алла заподозрила неладное. Говорит: «Не буду прыгать!». А я не удержался и прыгнул. И зря! Оказывается, снег к тому времени покрылся ледяной коркой, и я здорово ударился!
Сауна для Леонтьева – процесс длительный: парилка, в бассейн, потом опять в парилку, и так несколько раз. В общем, когда он освободился, уже стемнело.
Гостями Леонтьева оказались старые знакомые корреспондентов «С.-И.» Лариса Долина и её супруг Виктор. Приехали они ровно в 21.00. Валерий, как выяснилось, называется отшельником незаслуженно – его дом открыт для всех друзей из артистической среды. А на съёмках «Рождественских встреч» - один раз они проходили у него дома – в леонтьевской цитадели собрались все звёзды.
Гости пили чай, а мы потихоньку стали откланиваться. Отшельнику утром рано вставать – он опять улетает на гастроли…




И вот вся жизнь! Круженье, пенье,
Моря, пустыни, города,
Мелькающее отраженье
Потерянного навсегда.

Бушует пламя, трубят трубы,
И кони рыжие летят,
Потом волнующие губы
О счастье, кажется, твердят.

И вот опять восторг и горе,
Опять, как прежде, как всегда,
Седою гривой машет море,
Встают пустыни, города.

Когда же, наконец, восставши
От сна, я буду снова я –
Простой индиец, задремавший
В священный вечер у ручья?




Солнце погасло, и тучи взвалили
На землю тонны дождя.
Пару часов – и железная птица
Снова похитит тебя.
Сколько продлится твоё расстоянье,
Сколько протянется лет?
Жить в ожидании жизни возможно.
Хуже, когда её нет.




О, аромат далёких лет,
Пьянишь ты снова мои чувства!
Наивных шалостей толпа
Опять меня влечёт.
Приносит снова радость всё,
Чем я пренебрегал так долго.

О, аромат далёких лет,
Пьянишь ты вновь меня!
Всё недовольство вдруг прошло:
Из обрамлённых солнцем окон
Свободно я смотрю на мир
В мечтах о светлых далях…

О, аромат далёких лет!



2011-10-02
СЕМЕЙНАЯ ТАЙНА

В жизни Валерия Леонтьева опять случилось несчастье. В Анапе на 82-м году жизни внезапно умер от инфаркта Георгий Рудой – человек, с которым с самого детства артиста связывали отношения, свойственные отцу и сыну.
Семейная тайна долгие годы скрывала правду о рождении Валерия Леонтьева не только от его поклонников, но и от самого певца.
До зрелых лет артист дожил с уверенностью в том, что он поздний сын Екатерины и Якова Леонтьевых, но, ещё будучи школьником, переехал жить к Майе и Георгию Рудым. Супруги заботились о мальчике и любили не меньше, чем собственных двоих сыновей. Для всех вокруг, включая самого Валерика, Майя была его старшей сестрой… В 2005 году Майи не стало. И теперь невозможно узнать – кто же на самом деле были его отец и мать, что заставило Леонтьевых-старших скрывать правду о рождении певца. Но семейная тайна по-прежнему будоражит бесчисленных поклонников артиста. Журналисты «Жизни» побывали в родительском доме артиста и узнали, что Георгий Рудой вполне мог быть отцом знаменитого певца.
Давняя подруга и соседка семьи Рудых Валентина Семёновна Бумакова до сих пор оплакивает Георгия как родного.
– Прекрасный был человек, - с искренней теплотой в голосе начинает пенсионерка. – Георгий для Валерочки всегда как родной отец был. Все удивлялись, насколько трепетно они относились друг к другу. Не каждый отец так к родному ребёнку тянется, как Жора к Валерочке. Пока Майя жива была, они жили очень счастливо и дружно. А как Майи не стало, я по-соседски присматривала за Жорой. Помогала чем могла, да и просто общались. Однажды я не удержалась и всё-таки спросила его: «А правда, что Майя была настоящей матерью Валеры, а не сестрой, как все думали?». Жора замолчал. А потом сказал: «Много чего говорят. Я одно тебе скажу – Валеру я считаю родным – и всё! Но раз Катя сказала, что он её сын, значит, так надо. И пусть так думают всегда…».
– Поговаривают, что Георгий вполне мог быть настоящим отцом Валерия, по-вашему, это может быть правдой?
– Никто уже точно не скажет, кто был настоящим отцом Валеры – Яков или Жора, - задумчиво рассуждает Валентина Семёновна. – Хотя, может, и есть в этом доля правды. Мы во дворе всегда удивлялись, насколько же Валерий Яковлевич внешне похож на Жору и его сыновей! А поскольку все мы тогда думали, что Георгий Рудой всего лишь муж его сестры, на сходство это как на чудо смотрели. Но то, что Валера всегда приезжал к Жоре и они очень тепло общались – это правда.
Помню, как однажды, уже после смерти Майи, он приехал на гастроли, а Жора стоял на улице и ждал его с кульком орехов. Я спросила: зачем тебе орехи? А он ответил: «Когда Валера был маленьким, он очень любил орехи. Вот я и решил наколоть их, чтобы порадовать». А потом, когда Валера уехал, похвастался мне, что, мол, продал орехи. Оказывается, Валера ему привёз денег! Он вообще каждый месяц родным присылал деньги и поддерживал их. Жора часто говорил, что если бы не наш мальчик, я бы уже давно бутылки собирал. После смерти Майи Валера очень за Георгия переживал. Жоре звонил регулярно, узнавал, как у него дела, как чувствует себя.
Только после смерти Екатерины Ивановны, которая оказалась не матерью, а родной бабушкой певца, Леонтьев некоторое время не звонил родным в Анапу. Видимо, тяжёло переживал открывшуюся ему семейную тайну… А Майя до последней минуты Валеру помнила и ждала. Когда Жора сказал ей, что Валера скоро приедет, она заметалась, засуетилась. Майя тогда очень сильно болела. А услышав о Валере, сразу побежала на улицу. Жора тогда обнял её за плечи и уговаривал: «Ну что ты, не волнуйся. Наш скоро приедет, просто занят очень».
По словам Валентины Семёновны, узнав о смерти Георгия Рудого, Леонтьев готов был бросить всё и примчаться в Анапу, чтобы лично проводить в последний путь близкого человека. Но младший брат Юрий отговорил его от поездки.
– Юра решил, что если Валера на похоронах будет, все придут на него поглазеть, толпа соберётся. А так что, тихо похоронили и всё. Без лишней шумихи и проблем. Кстати, Жора прямо на улице умер. Представляете, вышел на лавочке посидеть, успел только мне рукой махнуть и упал замертво. Весь двор плакал.
Как стало известно «Жизни», вскоре после похорон Валерий всё-таки побывал на могиле близкого ему человека. Но это обстоятельство осталось тайной для соседей Георгия Рудого. Юрий Рудой, мастер по ремонту бытовой техники, оставшийся последним кровным родственником Леонтьева, говорить обо всём, что связано с именитым братом (или дядей), не хочет.
– Много вас таких приезжало, оставьте нас в покое, - закрывая перед нами дверь, оборвал разговор Юрий.
Но соседи утверждают, что неразговорчивый Юрий прекрасно находит общий язык со звездой.
– Кто бы что ни говорил, а они братья! – говорит Валентина Семёновна. – Вы посмотрите, на Юру! Он ведь похож на Валеру чем-то. Вот нос у них одинаковый и скулы тоже. Проста Валера похудее немного, а так видно, что они братья. По крайней мере, выросли вместе, как братья…



Почти у каждого из нас бывает драма,
Она, казалось бы, решается легко:
Одна в осеннем городе скучает мама,
И этот город расположен далеко.
И мы сначала ничего не замечаем,
И дни разлуки складываются в года...
И обещаем написать и забываем,
И наши мамы нас прощают, как всегда...

А когда-то мальчик был обеспокоен,
Если только мама покидала дом,
И, уткнувшись взглядом в пальмы на обоях,
Ел горбушку хлеба с сахарным песком.
И ждал, когда в подъезде ржавая пружина
Скрипнет, возвращая ласку и покой...
А у нее работа, а потом дружина,
И под вечер с полной сумкою домой.

Как две заботливые птицы, эти руки
Нас успевали защитить и пожалеть,
А мы смотрели с братом только на зарубки
На косяке дверном, мечтая повзрослеть.
И дождик летний капал, и земля парила,
И, как в войну, мы продолжали в жизнь играть,
И все, что раньше мама нам не говорила,
Мы начинаем только-только понимать:

Почему так много было кукурузы,
Почему в апреле запахи острей,
Почему зимою хочется арбуза...
А вообще-то было все, как у людей.
И тот пьянящий запах новеньких сандалий,
И в кульке за рубль десять карамель,
В шариковой ручке радостный Гагарин...
Так ничто не может радовать теперь.

Но раз в году хотя бы, кажется, так просто
Вернуться к тихой радости родимых глаз,
Но мы спешим к вершинам творческого роста
И мамы, понимая, не тревожат нас...
И ждут, и врут опять немножечко соседям,
Похлебывая тот же ягодный кисель,
Что, может быть, на Новый Год домой приедем,
А нас несет опять за тридевять земель.

Но, как с пластинки пыльной,
Пляжный визг нам слышен,
Память наша пленкой рвется, как в кино.
И как же мы бессильны пирожками с вишней
Возвратить ту радость детства своего...



Побочный сын! Что значит сын побочный?
Не крепче ль я и краше сыновей
Иных почтенных матерей семейства?
За что же нам колоть глаза стыдом?
И в чём тут стыд? В том, что свежей и ярче
Передают наследственность тайком,
Чем на прискучившем законном ложе,
Основывая целый род глупцов
Меж сном и бденьем?
Я в цвете сил. Я поднимаюсь в гору.
Храните, боги, незаконных впредь!




Мы будем жить с тобой на берегу,
отгородившись высоченной дамбой
от континента, в небольшом кругу,
сооружённом самодельной лампой.
Мы будем в карты воевать с тобой
и слушать, как безумствует прибой,
покашливать, вздыхая неприметно,
при слишком сильных дуновеньях ветра.

Я буду стар, а ты – ты молода.
Но выйдет так, как учат пионеры,
что счёт пойдёт на дни – не на года, -
оставшиеся нам до новой эры.
В Голландии своей наоборот
мы разведём с тобою огород
и будем устриц жарить за порогом
и солнечным питаться осьминогом.

Мы будем в карты воевать, и вот
нас вместе с козырями отнесёт
от берега извилистость отлива.
И наш ребёнок будет молчаливо
смотреть, не понимая ничего,
как мотылёк колотится о лампу,
когда настанет время для него
обратно перебраться через дамбу.




Смотрю на облака без мысли и без цели.
Опять вы, лёгкие, с весною прилетели!
Опять вы, вольные, по выси голубой
Воздушной, светлою гуляете грядой;
Опять гляжу на вас печальными очами, -
И как желал бы я помчаться вслед за вами.



Мать похоронив,
Друг всё стоит у дома,
Смотрит на цветы.


С востока или
С запада – печаль принёс
Осенний ветер.


На холм могильный
Принёс не лотос святой,
А простой цветок.


Букетик цветов
Вернулся к старым корням,
На могилу лёг.


Вёсла со скрипом
Бьют по волнам и нервам.
Луна сквозь слёзы.


Решайтесь на cоздание сайта!

Контакты: