Валерий Леонтьев
 
 

Семейная тайна

2011-10-02
СЕМЕЙНАЯ ТАЙНА

В жизни Валерия Леонтьева опять случилось несчастье. В Анапе на 82-м году жизни внезапно умер от инфаркта Георгий Рудой – человек, с которым с самого детства артиста связывали отношения, свойственные отцу и сыну.
Семейная тайна долгие годы скрывала правду о рождении Валерия Леонтьева не только от его поклонников, но и от самого певца.
До зрелых лет артист дожил с уверенностью в том, что он поздний сын Екатерины и Якова Леонтьевых, но, ещё будучи школьником, переехал жить к Майе и Георгию Рудым. Супруги заботились о мальчике и любили не меньше, чем собственных двоих сыновей. Для всех вокруг, включая самого Валерика, Майя была его старшей сестрой… В 2005 году Майи не стало. И теперь невозможно узнать – кто же на самом деле были его отец и мать, что заставило Леонтьевых-старших скрывать правду о рождении певца. Но семейная тайна по-прежнему будоражит бесчисленных поклонников артиста. Журналисты «Жизни» побывали в родительском доме артиста и узнали, что Георгий Рудой вполне мог быть отцом знаменитого певца.
Давняя подруга и соседка семьи Рудых Валентина Семёновна Бумакова до сих пор оплакивает Георгия как родного.
– Прекрасный был человек, - с искренней теплотой в голосе начинает пенсионерка. – Георгий для Валерочки всегда как родной отец был. Все удивлялись, насколько трепетно они относились друг к другу. Не каждый отец так к родному ребёнку тянется, как Жора к Валерочке. Пока Майя жива была, они жили очень счастливо и дружно. А как Майи не стало, я по-соседски присматривала за Жорой. Помогала чем могла, да и просто общались. Однажды я не удержалась и всё-таки спросила его: «А правда, что Майя была настоящей матерью Валеры, а не сестрой, как все думали?». Жора замолчал. А потом сказал: «Много чего говорят. Я одно тебе скажу – Валеру я считаю родным – и всё! Но раз Катя сказала, что он её сын, значит, так надо. И пусть так думают всегда…».
– Поговаривают, что Георгий вполне мог быть настоящим отцом Валерия, по-вашему, это может быть правдой?
– Никто уже точно не скажет, кто был настоящим отцом Валеры – Яков или Жора, - задумчиво рассуждает Валентина Семёновна. – Хотя, может, и есть в этом доля правды. Мы во дворе всегда удивлялись, насколько же Валерий Яковлевич внешне похож на Жору и его сыновей! А поскольку все мы тогда думали, что Георгий Рудой всего лишь муж его сестры, на сходство это как на чудо смотрели. Но то, что Валера всегда приезжал к Жоре и они очень тепло общались – это правда.
Помню, как однажды, уже после смерти Майи, он приехал на гастроли, а Жора стоял на улице и ждал его с кульком орехов. Я спросила: зачем тебе орехи? А он ответил: «Когда Валера был маленьким, он очень любил орехи. Вот я и решил наколоть их, чтобы порадовать». А потом, когда Валера уехал, похвастался мне, что, мол, продал орехи. Оказывается, Валера ему привёз денег! Он вообще каждый месяц родным присылал деньги и поддерживал их. Жора часто говорил, что если бы не наш мальчик, я бы уже давно бутылки собирал. После смерти Майи Валера очень за Георгия переживал. Жоре звонил регулярно, узнавал, как у него дела, как чувствует себя.
Только после смерти Екатерины Ивановны, которая оказалась не матерью, а родной бабушкой певца, Леонтьев некоторое время не звонил родным в Анапу. Видимо, тяжёло переживал открывшуюся ему семейную тайну… А Майя до последней минуты Валеру помнила и ждала. Когда Жора сказал ей, что Валера скоро приедет, она заметалась, засуетилась. Майя тогда очень сильно болела. А услышав о Валере, сразу побежала на улицу. Жора тогда обнял её за плечи и уговаривал: «Ну что ты, не волнуйся. Наш скоро приедет, просто занят очень».
По словам Валентины Семёновны, узнав о смерти Георгия Рудого, Леонтьев готов был бросить всё и примчаться в Анапу, чтобы лично проводить в последний путь близкого человека. Но младший брат Юрий отговорил его от поездки.
– Юра решил, что если Валера на похоронах будет, все придут на него поглазеть, толпа соберётся. А так что, тихо похоронили и всё. Без лишней шумихи и проблем. Кстати, Жора прямо на улице умер. Представляете, вышел на лавочке посидеть, успел только мне рукой махнуть и упал замертво. Весь двор плакал.
Как стало известно «Жизни», вскоре после похорон Валерий всё-таки побывал на могиле близкого ему человека. Но это обстоятельство осталось тайной для соседей Георгия Рудого. Юрий Рудой, мастер по ремонту бытовой техники, оставшийся последним кровным родственником Леонтьева, говорить обо всём, что связано с именитым братом (или дядей), не хочет.
– Много вас таких приезжало, оставьте нас в покое, - закрывая перед нами дверь, оборвал разговор Юрий.
Но соседи утверждают, что неразговорчивый Юрий прекрасно находит общий язык со звездой.
– Кто бы что ни говорил, а они братья! – говорит Валентина Семёновна. – Вы посмотрите, на Юру! Он ведь похож на Валеру чем-то. Вот нос у них одинаковый и скулы тоже. Проста Валера похудее немного, а так видно, что они братья. По крайней мере, выросли вместе, как братья…



Почти у каждого из нас бывает драма,
Она, казалось бы, решается легко:
Одна в осеннем городе скучает мама,
И этот город расположен далеко.
И мы сначала ничего не замечаем,
И дни разлуки складываются в года...
И обещаем написать и забываем,
И наши мамы нас прощают, как всегда...

А когда-то мальчик был обеспокоен,
Если только мама покидала дом,
И, уткнувшись взглядом в пальмы на обоях,
Ел горбушку хлеба с сахарным песком.
И ждал, когда в подъезде ржавая пружина
Скрипнет, возвращая ласку и покой...
А у нее работа, а потом дружина,
И под вечер с полной сумкою домой.

Как две заботливые птицы, эти руки
Нас успевали защитить и пожалеть,
А мы смотрели с братом только на зарубки
На косяке дверном, мечтая повзрослеть.
И дождик летний капал, и земля парила,
И, как в войну, мы продолжали в жизнь играть,
И все, что раньше мама нам не говорила,
Мы начинаем только-только понимать:

Почему так много было кукурузы,
Почему в апреле запахи острей,
Почему зимою хочется арбуза...
А вообще-то было все, как у людей.
И тот пьянящий запах новеньких сандалий,
И в кульке за рубль десять карамель,
В шариковой ручке радостный Гагарин...
Так ничто не может радовать теперь.

Но раз в году хотя бы, кажется, так просто
Вернуться к тихой радости родимых глаз,
Но мы спешим к вершинам творческого роста
И мамы, понимая, не тревожат нас...
И ждут, и врут опять немножечко соседям,
Похлебывая тот же ягодный кисель,
Что, может быть, на Новый Год домой приедем,
А нас несет опять за тридевять земель.

Но, как с пластинки пыльной,
Пляжный визг нам слышен,
Память наша пленкой рвется, как в кино.
И как же мы бессильны пирожками с вишней
Возвратить ту радость детства своего...



Побочный сын! Что значит сын побочный?
Не крепче ль я и краше сыновей
Иных почтенных матерей семейства?
За что же нам колоть глаза стыдом?
И в чём тут стыд? В том, что свежей и ярче
Передают наследственность тайком,
Чем на прискучившем законном ложе,
Основывая целый род глупцов
Меж сном и бденьем?
Я в цвете сил. Я поднимаюсь в гору.
Храните, боги, незаконных впредь!




Мы будем жить с тобой на берегу,
отгородившись высоченной дамбой
от континента, в небольшом кругу,
сооружённом самодельной лампой.
Мы будем в карты воевать с тобой
и слушать, как безумствует прибой,
покашливать, вздыхая неприметно,
при слишком сильных дуновеньях ветра.

Я буду стар, а ты – ты молода.
Но выйдет так, как учат пионеры,
что счёт пойдёт на дни – не на года, -
оставшиеся нам до новой эры.
В Голландии своей наоборот
мы разведём с тобою огород
и будем устриц жарить за порогом
и солнечным питаться осьминогом.

Мы будем в карты воевать, и вот
нас вместе с козырями отнесёт
от берега извилистость отлива.
И наш ребёнок будет молчаливо
смотреть, не понимая ничего,
как мотылёк колотится о лампу,
когда настанет время для него
обратно перебраться через дамбу.




Смотрю на облака без мысли и без цели.
Опять вы, лёгкие, с весною прилетели!
Опять вы, вольные, по выси голубой
Воздушной, светлою гуляете грядой;
Опять гляжу на вас печальными очами, -
И как желал бы я помчаться вслед за вами.



Мать похоронив,
Друг всё стоит у дома,
Смотрит на цветы.


С востока или
С запада – печаль принёс
Осенний ветер.


На холм могильный
Принёс не лотос святой,
А простой цветок.


Букетик цветов
Вернулся к старым корням,
На могилу лёг.


Вёсла со скрипом
Бьют по волнам и нервам.
Луна сквозь слёзы.

Последние изменения: 2014-07-10, 14:27


Следующий пост: Отшельник принимает гостей (#15, 2011-10-09)
Предыдущий пост: "Музыкальный ринг" (#13, 2011-09-26)

Пост #14. Постоянная ссылка на пост: /pressa/post/semejnaya-tajna/

Решайтесь на cоздание сайта!

Контакты: